Беседка из деревянного бруса своими руками

Беседка из деревянного бруса своими руками ExLibris VV

Мариус Петипа

Содержание

  • Ю. Слонимский. Предисловие
  • Мемуары. Дневники. Документы. Письма. Интервью
  • Музыкально-сценические планы балетов П. И. Чайковского и А. К. Глазунова
  • Балетмейстерские экспликации (Комментарии Ф. В. Лопухова)
  • Воспоминания о М. Петипа
  • Статьи
  • Новые материалы к биографии М. Петипа
  • Приложения
  • Иллюстрации
  • Сноски

Творения балетмейстера Мариуса Петипа составляют гордость русской хореографии. Впервые выходит большая книга, в которой широко представлены жизнь и творчество Петипа, описанные им самим и его, современниками. Многие материалы публикуются впервые, прежде всего это относится к архивным документам. Статьи виднейших балетмейстеров нашего времени свидетельствуют о мировом значении творчества Петипа.
Составитель и автор примечаний А. Нехендзи. Редакционная коллегия: Ф. Блинов, В. Гиль, А. Гозенпуд, П. Гусев, П. Карп, И. Клих, И. Лихачев, Ф. Лопухов, Г. Мордисон, Н. Рене-Рославлева, Ю. Слонимский (ответственный редактор).
 
Минувшие годы отмечены несомненными успехами советского балетоведения. Все чаще появляются сочинения по теории и истории балета, монографии, посвященные балетмейстерам и артистам, труды по исследованию отдельных спектаклей, работы по технологии танца и т. п. Лишь один жанр все еще бедно представлен в нашей балетной литературе — архивные публикации. Между тем без основательного изучения многочисленных документов, запечатлевших жизнь русского балета, нельзя составить объективное представление об его истории и в полной мере оценить его достижения. Документы эти разбросаны по различным архивам, и сбор их представляет немалую трудность. Сборник, посвященный Мариусу Петипа, который читатель держит в руках, — первый в ряду задуманных Ленинградским государственным театральным музеем публикаций из хореографического наследства. В подготовке сборника и разысканиях большую помощь Музею оказали Центральный государственный исторический архив, Центральный государственный архив литературы и искусства, Центральная государственная театральная библиотека, Ленинградская государственная театральная библиотека имени А. В. Луначарского, Библиографический кабинет Всероссийского театрального общества, Музыкальная библиотека Академического театра оперы и балета имени С. М. Кирова, Государственный Центральный музей музыкальной культуры М. И. Глинки, Государственный дом-музей П. И. Чайковского в Клину, музей Академического Большого театра СССР, Ленинградская государственная консерватория. Особенно большую помощь оказал Государственный Центральный театральный музей имени А. А. Бахрушина. Идея создания сборника принадлежит Ю. Слонимскому, который разработал его план и передал музею собранные им материалы. В выявлении материалов принимали участие сотрудники Ленинградского государственного театрального музея В. Киселев, О. Кара-Демур, Н. Пляцковская, Г. Соколова, Л. Турская, а также О. Мартынова и Е. Филиппова (Государственный Центральный театральный музей имени А. А. Бахрушина) и К. Давыдова (Государственный дом-музей П. И. Чайковского). К. Чижова-Петипа любезно предоставила для сборника материалы семейного архива. Английский историк балета А. Гест сообщил ряд новых сведений. Ценные документы в архивах Бельгии и Франции выявили Ж. Салэз и А. Шайкевич. Помощь в подготовке сборника оказали искусствоведы: В. Бреннеке (ФРГ), Дерра де Морода (Австрия), Д. Джерам (США), Г. Диенеш (Венгрия), X. Кеглер (ФРГ), Г. Кертвейеш (Венгрия), Ж. Курнан (Франция), И. Майерхофер (Австрия), Ж. Освальд (США), Э. Реблинг (ГДР), В. Херимц (ГДР), И. Шефер (ФРГ). Составители сборника пользовались консультациями театроведов А. Альтшуллера, Ю. Бахрушина, В. Гаевского и А. Ильина. Всем перечисленным лицам и учреждениям выражаем глубокую признательность.

Директор Ленинградского государственного театрального музея
И. Клих

ПРЕДИСЛОВИЕ

С именем Мариуса Петипа связана замечательная эпоха жизни русского балета прошлого века. Этому выдающемуся хореографу мы обязаны не только сохранением шедевров Доберваля, Перро и других классиков хореографии, но и высшими достижениями в развитии их наследия. Балеты Петипа «Спящая красавица», «Раймонда», «Лебединое озеро» (в соавторстве с Львом Ивановым), «Баядерка», «Дон Кихот» (в хореографической версии А. Горского), танцевальные фрагменты из «Пахиты», «Корсара», «Эсмеральды», «Конька-Горбунка», танцы из «Царя Кандавла», «Арлекинады» и других балетов, им созданных, украшают репертуар многих современных театров. Как велика популярность творений Петипа, можно судить по следующим фактам сценической биографии «Спящей красавицы». В 1946 году ею ознаменовал свой день рождения королевский английский балет. Спустя девять лет этот театр показал «Спящую красавицу» по английскому телевидению, а в 1960 году передвижная труппа «Интернациональный балет XX века» познакомила со «Спящей красавицей» парижан. Успех был настолько велик, что балет Петипа шел изо дня в день чуть ли не два сезона. Всюду, где существуют сегодня балетные театры и школы, где показывают фильмы и телепередачи, посвященные балету, где издаются журналы и книги о балете, театральные справочники и словари, знают и чтят Петипа, француза — по происхождению, русского — по вкладу в национальную сокровищницу балетного искусства, учителя и вдохновителя современных мастеров танца. Советские, искусствоведы много сделали для изучения наследия Петипа. Наши представления о его творчестве значительно обогатились и расширились. Теоретики и практики впервые стали знакомиться с историей рождения хореографических шедевров и анализировать их. И все же наш долг перед Петипа велик. До сих пор не создано ни одной монографии о Петипа. В литературе, посвященной его жизни и деятельности, много пробелов, неверных сведений, ошибок. Даже год рождения Петипа указывался до недавнего времени неточно. Вокруг великого хореографа, как и вокруг истории русского балета его времени, не накопилось бы столько вымыслов и легенд, если бы мы располагали печатным сводом подлинных материалов и документов. Сто томов «Литературного наследия» неизмеримо расширили наше представление о литературном творчестве русских и советских писателей, помогли ввести в обиход факты, ранее не известные, позволили анализировать процесс развития литературы на прочном, научном фундаменте. К сожалению, балетоведению далеко в этом смысле до литературоведения; широкая публикация архивных материалов и документов, их научный комментарий и теоретические обобщения еще впереди. Архивы дирекции императорских театров не опубликованы и даже не разработаны настолько, чтобы можно было легко обозреть все относящиеся к Петипа документы. Личный архив Петипа — письма соавторов, артистов, переписка с дирекцией, с членами разветвленной семьи и другими — в большей своей части не найден. Его постановочные «дела», числом за сто, сохранились не полностью. Опубликованы же в различных искусствоведческих работах главным образом выдержки из них. Личное дело хореографа, насчитывающее около пятисот листов, изучено недостаточно. Оно заслуживает публикации, а это само по себе составило бы целый том. Библиографию печатных выступлений Петипа и журнально-газетной литературы об его балетах начали составлять лишь сейчас, в связи с подготовкой сборника, и работа еще далека от завершения. Впервые предпринят широкий розыск материалов и документов, находящихся в самых различных государственных хранилищах. Свою основную задачу составители сборника видят в публикации материалов и документов о Петипа и его деятельности; в подавляющем большинстве либо вовсе неизвестных, либо недоступных широкому кругу читателей. В первой части сборника, особенно существенной и наибольшей по объему, публикуются мемуары и дневники Петипа, письма, документы, заметки, материалы некоторых постановочных «дел» и музыкально-сценические планы, сочиненные для Чайковского и Глазунова. Вторую часть составляют воспоминания о Петипа мастеров балета, работавших с ним и при нем, а также размышления о великом хореографе балетмейстеров наших дней. С малоизвестными страницами биографии Петипа знакомят статьи Н. Рославлевой и Л. Мор. В третьей части печатаются материалы справочного характера: список балетов Петипа, библиография, аннотированный именной указатель. Список балетов Петипа и танцев, поставленных им в операх, освобожден от неточностей прежних списков, включая и тот, который составил Петипа в приложении к своим мемуарам. Сборник открывается мемуарами. Публикуется черновая авторская рукопись, выгодно отличающаяся по ряду признаков от изданного при жизни Петипа текста. Автор не дает в своих воспоминаниях ни портретов прославленных современников, ни общей характеристики театра, в котором он работал, ни творческих комментариев к своим постановкам — ничего того, что привлекает обычно любителей мемуаров. Далекий от публичных высказываний об эстетике балета, от выступлений в печати, он и не думал садиться за письменный стол, пока жизнь не заставила это сделать. После длительной травли «самодержца русского балета» отстранили от дел и фактически закрыли ему вход в родной театр. Мало того — чиновники императорских театров объявляли во всеуслышание, что Петипа тормозил развитие русского балета, мешал расцвету его отечественных талантов; тем самым они пытались зачеркнуть главное в его деятельности на протяжении без малого шестидесяти лет. Тогда-то Петипа взялся за перо. Известно, что мемуаристами часто движут не столько воспоминания о прошлом, сколько стремление представить свою деятельность сегодня в истинном, как им кажется, свете. Так было и с Петипа. Желание рассказать о большой, насыщенной событиями жизни постепенно вытеснялось потребностью опровергнуть клевету, разоблачить ее виновников. Он мобилизовал в мемуарах все, что мог. Перечислил императоров, сановников и директоров театра, к нему благоволивших. Вспомнил знаменитостей, одобрявших его деятельность. Назвал множество балетов, имевших прочный успех у публики. Привел письма, из которых явствует, что к нему превосходно относились видные современники, Чайковский и Глазунов больше других. Чем ближе он подвигался в рассказе к последним годам, тем сильней звучала в его словах тяжкая боль и горькая обида. Где уж тут рассматривать происходящее спокойно, объективно?! Все преувеличивается и, до известной степени, искажается. Ко всему память изменяла больному старцу, достигшему восьмидесяти семи лет. А кого-либо, кто посоветовал бы, что вспомнить, что смягчить или убрать, кто сделал бы фактические поправки, Петипа не имел. Отсюда вольные или невольные прегрешения в мемуарах. Это, думается, не помешает с интересом прочесть лучшие страницы воспоминаний Петипа. К ним относится рассказ о детстве, отрочестве и юности, о крепостнических нравах сановников и чиновников, ведавших императорскими театрами, о бюрократических порядках, царивших в дирекции, об анекдотических явлениях в жизни русского балета, проистекавших из этих порядков. Многое, по-видимому, осталось за пределами мемуаров. Так, например, Э. Чекетти вспоминал, что никто, кроме Петипа, не знал множества скандальных, обличительных историй о членах царской семьи, о влиятельных балетоманах, мнивших себя ценителями и судьями искусства. Но сообщить об этом в печати он не мог. По первому впечатлению публикуемый дневник Петипа 1903-1905 годов разочаровывает. Может показаться, что его автор брюзга, скопидом, ушедший в болезни, в мелкие денежные счета, в служебные неприятности и т. п. Однако впечатление это обманчиво. Из дневника возникает образ до известной степени нового Петипа. Не приукрашенного и идеализированного порой до неузнаваемости в мемуарах. Образ без грима и прикрас, без маски, ставшей второй натурой за долгую службу в придворном ведомстве. Петипа в домашнем халате и ночных туфлях, говорящий о жизни с самим собой. В одни и те же дни он диктует мемуары и делает записи в дневнике. Для печати сообщает нечто порой далекое от истины, дневнику поверяет правду, которую нельзя оглашать. В мемуарах изображает свой жизненный путь как непрерывное восхождение по лестнице славы, в дневнике нет-нет да развенчивает эту легенду. В мемуарах рисует актеров чуть ли не ангелами, в дневнике низводит их на грешную землю. В мемуарах пишет с почтением о влиятельных балетоманах, в дневнике раскрывает их отнюдь не заслуживающее уважения истинное лицо. В мемуарах указывает свой преуменьшенный возраст, в дневнике — подлинный. В мемуарах восхваляет жену, семью, в дневнике делает горестное признание: «Мерзкий конец — это моя старость. Есть жена и дети, а я не счастлив». И добавляет: есть большая пенсия — а счастья нет. Старость — пора невозместимых утрат и тяжких разочарований. Уходят из жизни соратники, друзья, родные, единомышленники. Улетают вить собственные гнезда оперившиеся птенцы. Отступаются от наставника любимые ученики, сами ставшие учителями. Приносят разочарование люди, казавшиеся ранее сплошным очарованием... Драма одиночества составляет ведущую тему дневника, делая его волнующим документом человеческой судьбы. На похоронах Петипа П. А. Гердт сказал, что покойный «был всегда одинок — его гения почти никто не понимал». Жестокая правда этого открылась самому Петипа задолго до кончины: она проступает сквозь строки дневника. Можно жить без семьи, без радостей в личной жизни и все же быть счастливым. Такова чудотворная сила искусства. Едва зазвучит музыка, задвигаются танцовщицы, как Петипа, охая и брюзжа притащившийся па репетицию, превращается из дряхлого старца в молодого художника. Жажда активной жизнедеятельности, созидания владеет им до последних лет. Сплетаясь с темой «чуда творчества», звучит третья мелодия дневника: нетленность эфемерных произведений танца. Есть глубокий смысл в пристрастном, каждодневном интересе Петипа к цифрам сборов со спектаклей. Он гордится тем, что его балеты неизменно привлекают публику, кормят театры, становятся нерушимым памятником их создателю. А это делает его бессмертным перед лицом забвения и близящейся кончины. В сборнике фигурирует несколько документов из огромного «личного дела» Петипа и его семейного архива: первый контракт с дирекцией императорских театров, письма о назначении балетмейстером, переписка с Чайковским и Глазуновым, прошение о приеме в русское подданство, письмо С. Худекову с приложением наброска экспозиции «Весталки». Тут же публикуются две докладные записки Петипа и выдержки из его газетных интервью. Записки и интервью представляют исключительный интерес для понимания взглядов Петипа на искусство танца. Они звучат современно, актуально. Так, в характеристике итальянской балерины Марии Джури мы находим удивительно простую и на редкость четкую эстетическую формулировку: «не владеет искусством живописать душевные движения». Нужно ли говорить, что таково первое требование русского балета, родившееся еще в XVIII веке. Русский балет второй половины XIX века потому и стал первым в мире, что он не пошел по пути зарубежного, который изменил содержательности ради развлекательности, искусству — ради ремесла, хореографии — ради пустых феерий, образной пластике — ради гимнастики. Примечательно, что Петипа записывает в актив русского балета использование всех ветвей сценического танца и прямо называет характерные танцы, в его время полностью отвергнутые на Западе. Петипа высоко оценивал возможности московского балета 1897 года и даже находил у него ряд преимуществ перед петербургским. И все же, стоя на страже главных интересов русского балета, он винил москвичей в том, что они порой изменяют высоким целям искусства хореографии. Надо «на балет смотреть как на цельную пьесу, в которой всякая неточность постановки нарушает смысл и замысел автора»; москвичи же вставляли как можно больше танцев, что ведет к распаду целостности художественного произведения. Петипа отнюдь не считает балет пантомимным аналогом драматической пьесы, а имеет в виду балетную пьесу в том ее виде, какой приобрели его лучшие спектакли 90-х годов. Заметим, что Петипа говорит в интервью об авторской концепции, органически связывая ее со смыслом спектакля. Из этих же соображений он призывает охранять Беседка из деревянного бруса своими руками фото. Поделитесь новостью Беседка из деревянного бруса своими руками с друзьями!
Беседка из деревянного бруса своими руками 24
Беседка из деревянного бруса своими руками 53
Беседка из деревянного бруса своими руками 87
Беседка из деревянного бруса своими руками 51
Беседка из деревянного бруса своими руками 3
Беседка из деревянного бруса своими руками 22
Беседка из деревянного бруса своими руками 83
Беседка из деревянного бруса своими руками 23
Беседка из деревянного бруса своими руками 3
Беседка из деревянного бруса своими руками 37
Беседка из деревянного бруса своими руками 63
Беседка из деревянного бруса своими руками 30
Беседка из деревянного бруса своими руками 45
Беседка из деревянного бруса своими руками 67
Беседка из деревянного бруса своими руками 88
Беседка из деревянного бруса своими руками 68
Беседка из деревянного бруса своими руками 50
Беседка из деревянного бруса своими руками 43
Беседка из деревянного бруса своими руками 14
Беседка из деревянного бруса своими руками 45